Светлана-Тигра. Мои стихи и проза.

Наше творчество в прозе, киносценарии, театральные сценарии и прочее

Модератор: Монтер душ

Правила форума
РАДИО КЛУБА ГУМАНОИДОВ
(Для игры радио в фоне кликнуть на ссылке правой кнопой мыши и открыть в новом окне)

Сообщение Светлана-Тигра » Вс авг 22, 2021 2:28 pm

Август тихо зреет
______________________

Стал туман чуть гуще, ночи – холоднее,
И в густой прохладе август тихо зреет,
Наливает соком дыни и арбузы…
У берёзок белых косы тёмно-русы;
Звёзды светят выше, ярче, блеск – острее;
Листья порыжели, ветер всё сильнее;
Все озёра – глубже, а вода – синее,
Облака всё ниже, в небе дождик млеет;
Золото густое льётся сквозь закаты…
Лето, ты вернёшься, как всегда… когда-то.


22.08.2021


© Copyright: Светлана Догаева, 2021
Свидетельство о публикации №121082204144
Моя страница на ПРОЗА.РУ: http://proza.ru/avtor/svetldog

Моя страница на СТИХИ.РУ: http://www.stihi.ru/avtor/svdogaeva
Аватар пользователя
Светлана-Тигра
 
Главный модератор
Сообщений: 7910
Зарегистрирован: Чт июл 03, 2014 6:03 pm

Сообщение Светлана-Тигра » Пн авг 23, 2021 11:41 am

Трёшка


Один глаз у неё был зелёным, а другой – оранжевым.

Она пришла сама. К Степаниде все её кошки приходили или на особый клич, или по своей воле, что случалось реже, но всё же иногда случалось.

Трёшка пришла по своей воле. Вышла ранним утром из леса, подошла к крыльцу, присела возле него и робко помяукала – мол, есть ли тут добрые люди, поесть-попить дадите бедной кошечке?..

Почему Трёшка? А потому что трёхцветная. И чётко так расписанная, как на заказ: мордочка рыжая, загривок и подбрьюшье чёрно-рыжеватые с переходом в палевый, спинка серая, да ещё и с чёрными разводами, называемыми обыкновенно «макрель». Словно рыбки виднелись в серой воде, когда Трёшка передёргивала спинкой и дыбила шерсть. А на боках шёрстка её аж голубым отливала.

И лапы у Трёшки были разноцветные: чёрная, рыжая, серая и полосатая.

Хвостище – смесь всех цветов, да ещё и в полосочку, и с «фонариком» на конце, с белой кисточкой, как у лисы. И трубой стоит, словно Трёшка постоянно готова к атаке.

На самом-то деле, цветов там было поболе трёх, мало-мало четыре или даже всё пять, но имена Четверёшка или Пятерёшка – длинны слишком, решила Степанида.

Трёшке Степанида обрадовалась. Для работы коты и кошки были ей необходимы, а последний кот как раз недавно полностью своё отработал и упокоился, сердечный, пусть и не с миром.

Кошек да котов обучать – дело хитрое. Они должны понимать, что от них требуется, вовремя шипеть из самого тёмного угла избы, вовремя мурлыкать – «разговаривать», вовремя когти выпускать, и тому подобное. Без кошек Степанида не была бы так уверена в силе своего колдовства.

Ведьмой Степанида была наследственной, от матери искусство взяла, а та – от своей матери, и так далее - во тьму веков, как говорится, уходило их колдовское ремесло.

Все соседние деревни давно были Степанидой «охвачены», и из городов к ней тоже частенько клиенты приезжали, даже из самих Москвы и Питера.

Не могут людишки-то сами свои трудности разгребать, пугаются, стращаются да страшатся, нервничают да психуют, оттого и делают ошибки. Ломкий народец, нестойкий - так думала о людях Степанида. Так что не обойтись им без её помощи, хоть и грех это.

Грех? А конечно – грех! Колдовать да ведовать, будущее проницать, обряды блюсти тёмные, силу непростую, нечистую, в людишек слабых вливать – ещё какой грех-то! Что она в Ад пойдёт, как опочит, Степанида не сомневалась. Но не отказываться же из-за Ада от такого наследственного дара, как ведовство! А уж от такого, как колдовство, так и тем более.

Об одном Степанида жалела – некому ей было этот дар передать, а ведь она тоже не вечная, как и её коты и кошки.

Была у Степаниды дочка, от неизвестного молодца залётного рождённая. А легла с молодцем Степанида в ночь на пятницу, на 13-е число. Как Степанида помнила, в апреле месяце она молодца того в избу свою впустила. Ехал парень в город, да заплутал к ночи и выехал прямо к её избе по лесной тропке.

Месяц-то неважен для зачатия будущей ведьмы, главное, чтобы от незнакомца забрюхатеть, одну лишь ночку с ним проведя, и только в ночь на пятницу, 13-го, как и положено.

Была дочка, да сплыла. Уехала в город, от матери отказалась, о передаче ей дара колдовского и слушать не пожелала, своенравница!

- Что это вы, мама, о чём вы таком мне говорите, - заявила строптивица, - люди в космос давно летают, Интернетом пользуются, целые города строят, жизнью живут настоящей! Поеду в город, выучусь на юриста, буду людям помогать. И не просите, и не уговаривайте, не нужно мне всё это, да и не верю я в колдовство и в прочие бабкины сказки.

И уехала, паршивка, в город в свой.

Ну, что ж, скатертью дорожка. Поглядим ещё, как она в век Интернета и космоса этого себя ощущать-то будет… Людям помогать, ишь ты! Как им поможешь-то, неразумным и слабым? Вот она, Степанида, и впрямь им помогает, а всё остальное – ложь да крутёж, враньё человеческое, обыкновенное.

Проклинать дочку Степанида всё же не стала, хотя и должны бы была, ежели по ведьминскому тайному Уставу судить-рассудить. Теперь, кому она бы свой дар ни передала, он всё ж послабже получится, чем у неё и у её мамки с бабкой. Печаль-дело, династия, можно сказать, обрушится, придётся посторонней девке тайны свои наследственные раскрывать, когда срок подойдёт.

Ну да ничего. Может, оно и к лучшему, что не полностью, не целиком Степанида передаст свои таланты чужой девке. Да ещё пойди, найди ту девку-то! Умные все стали – силёнок нет, в города рвутся сбечь из родной деревни. Ничегошеньки в жизни, как она есть, не понимают. Присмотрела было Степанида себе на смену одну деваху, так та, дура, замуж вышла! А для принятия дара будущая ведьма должна быть целой, непорченной мужиком-то! Потом-то хоть облюбись с кем хочешь, это уже на умениях колдовских никак не скажется. Да эти-то, нонешние девки, почитай, чуть не с 12 годков под парней всё норовят заскользнуть, торопятся - не пойми куда и зачем, не берегут честь свою девичью. Кого тут в преемницы-то выбирать, из этой мелочи развратной, тонконогой, плоскогрудой и без мозгов совсем?..

Однако дела стоят, пока она о дочери вспоминает да о преемнице кручинится. Клиент скоро подъедет из города, пора печку топить да котёл на огонь ставить.

Да и Трёшку бы хоть чему успеть обучить, пока время есть. А то вон она – нажралась мяса от пуза, оно аж как шарик пушистый стало, молоком упилась, сидит на крыльце, вылизывается, хвостище свой трубой растопырила, урчит, кошара грешная.

- Трёшка, - тихо, словно себе под нос, произнесла вслух Степанида. Не позвала, не поманила, просто имя новой кошки выговорила. И палец корявый согнула крючком, спрятав руку за спину, не показывая кошке, что зовёт её.

Ай, умница-то какая Трёшка оказалась! Сразу встала на все четыре, спокойно подошла к Степаниде и села напротив неё на попу свою мягкую, аккуратно обернув передние лапки пушистым хвостом. И в глаза Степаниде уставилась своими разными глазищами – один глаз рыжий, как апельсин, другой – зелёный, словно ягода крыжовника. Смотрит, не моргает, словно всё понимает и ждёт от Степаниды чего-то.

- Учить тебя сейчас стану, поняла, кошара? – спросила Степанида.

Трёшка как-то странно кивнула, чуть поведя голову вбок. Мол, понимаю, жду, давай, учи. Начинай, мол.

- Да ты не от бабки ли Левонтихи такая вся раскрасивая да умная ко мне заявилась? – с подозрением, вдруг спохватившись, спросила Степанида.

Бабка Левонтиха жила через три деревни от деревушки Степаниды и была её, как сейчас говорят, конкуренткой.

Понавыдумали умных слов! «Конкурентка», да тьфу три раза чёрту под хвост! Раньше-то проще называли люди друг друга – враг, соперница, вот оно то самое и есть! И соперница, и враг Степаниде эта бабка Левонтиха, как ни кинь кости. Добрые дела творит, ишь ты, поди ж ты, что же говоришь ты! Лечит она людишек, понимаешь, травы в полнолуние собирает да отвары бесплатно – нет, люди, подумайте только, бесплатно! – разливает! Будто не знает, что всё одно – грех это! Белая ли ты ведьма, чёрная ли колдунья, в крупный горошек ли ты аль в мелкую полосочку – Богу и Дьяволу это всё один чёрт! Умеешь будущее прозревать, людям о нём рассказываешь, силой их своей наливаешь-наделяешь на время – всё: виновна, лечи ты людей травами, не лечи, всё едино.

Бога Степанида боялась и уважала, Дьявола и уважала, и боялась ещё крепче, потому давно и смирилась с мыслью, что в Ад попадёт за все дела свои на этой землице грешной. Вот там-то они с Левонтихой и встренутся, ага, тамочки-то Степанида бабке этой, ведьме белой, космы-то все и повыдергает, за то, что та многих её клиентов к себе переманила!

Левонтиха, несмотря на свою показную «белость», вполне могла подослать к Степаниде специально обученную кошку! Из общей вредности.

Но… но тогда кошка-то как раз должна была притвориться, что она ничего не знает и не умеет? Так ведь, ежели умом как следует пораскинуть? Так. Однако, точно – так. Не стала бы кошка Левонтихи так вот себя выдавать-то, не показала бы, что всё понимает, скрыла бы свои природные таланты – ведьму слушаться и даже отвечать ей, головой кивая!

Ну… Ну, значит, просто пришла к Степаниде сама по себе, свободно, по своей кошачьей воле, очень даже способная кошка, вот и всех делов. Может, она от кота колдуна какого-нибудь родилась, коты тоже дар передавать умеют, особенно ежели у ведьмы какой или у колдуна подольше поработать успели и в котёл не попали в конце службы своей.

- Понимаешь, что я тебе говорю? – строго спросила Степанида Трёшку. – Ты не от Левонтихи, честно? Правду мне покажи!

Трёшка медленно опустилась на траву, перекатилась на спинку и подставила Степаниде пушистое беззащитное брюшко. Лапы растопырила, хвост на землю откинула, уши к голове прижала и глаза разноцветные прижмурила. Мол, хоть ты режь меня, хоть ты ешь меня, а я правду тебе показываю, не от Левонтихи я, сама, мол, я к тебе, ведьма Степанида, из лесу пришла, по своей свободной кошачьей воле.

- Ну, тогда слушай и запоминай… - и Степанида начала Трёшку учить, как следует подсоблять ведьме-колдунье в её сложном тёмном тайном ремесле.

Трёшка схватывала всё буквально на лету, и уже через какой-то час выучилась то шипеть при определённых интонациях и жестах Степаниды, то когти выпускать, когда ведьма пальцы в кулак сжимала, и всему прочему.

- Ну, хорош, ступай, под печкой спрячься, - приказала наконец Степанида. – Молодец ты сегодня, Трёшка! Но учти: чуть ты ошибку хоть одну сделаешь, не в нужный момент зашипишь или клиента слишком уж перепугаешь – вариться тебе в моём котле! Всё поняла, кошара?

Трёшка опять кивнула головой - как-то странно, по-своему, чуть набок, повернулась, хвост трубой распушила, поставила его восклицательным знаком и пошла в избу, ни разу не оглянувшись на ведьму, которую сама себе выбрала во владелицы и распорядительницы своей кошачьей судьбой. Толстый распушённый хвост слегка покачивался, беленький «фонарик» на его кончике будто подмигивал Степаниде – мол, всё будет в полном порядке, не беспокойся, хозяйка!

Степанида фыркнула Трёшке вслед и тоже пошла в избу, чистый фартук переодеть. При её работе фартуки эти в огонь после каждого сеанса летели – сосчитать не сумеешь, сколько она этих тряпок в угли да золу перевела. Но тут уж не до экономии, всё должно быть по Уставу, по строгим колдовским обрядам.

Только Степанида завязки фартука особым бантиком за спиной сложила и завязала, как со двора послышался робкий коротенький «би-бик» автомобильного гудка – клиент из города пожаловал.

***

Сеанс прошёл, как обычно. Клиент, толстый озабоченный мужчина лет 50-ти, в городском костюме и при галстуке, в меру потел, в меру волновался, в меру запинался, излагая Степаниде свои проблемы да трудности, обычными человеческими путями неразрешимые. Захотел, значит, клиент на конкурента своего – опять это слово глупое! – порчу чёрную навести, чтобы избавиться от него раз и навсегда. Ишь, придумал, нет, чтобы просто бизнес свой поумнее вести, порасчётливее да похитрее, да, видать, не дал ему Бог таких способностей, вот он про порчу и надоумился. Ну, Степаниде-то от его придумки только профит с барышом, чтоб не ходить голышом, так что – милости просим, будет вам чёрная порча на врага вашего, уважаемый товарищ-господин бизнесмен.

Степанида уточнила детали: до смерти ли клиент врага своего желает извести, или так, обычной тяжёлой болезни соперника будет достаточно? Клиент сильно побледнел при слове «смерть» и, запинаясь и промокая вспотевший лоб скомканным влажным носовым платком, промямлил, что тяжёлой болезни будет более чем достаточно, и очень даже это будет хорошо, и больше ничего делать лишнего не надо. Потому что он, клиент, в Ад не хочет!

Степанида хмыкнула про себя такой наивности взрослого человечка – раз уж ты, мил дружочек, к ведьме-колдунье за подмогой обратился, всё одно, гореть тебе в Аду вечно! Эх, людишки, живут, как пташки неосмысленные, и не понимают, что Зло есть Зло, на какие порции да кусочки ты его ни размалывай, на какие порции ты его ни дели! За любой кусочек Зла, самый крохотный, за соринку-пылинку этого Зла всё одно ответишь - по полной!.. Ну, да это не её дело. Если встретит потом этого клиента в том Аду – тогда и объяснит, а теперь пора Трёшку к работе подключать, как сейчас говорят.

Степанида кашлянула и потянулась за ковшиком с водой, и тут же из-под печки донеслось громкое шипение, переходящее в злобный утробный вой.

Клиент перепугался – любо-дорого поглядеть! Чуть было брюки свои дорогие костюмные не обмочил от неожиданности. Побледнел, затрясся, как студень, и руки задрожали, и глаза во все стороны разом забегали.

- Не пугайтесь, - ласково сказала Степанида, - это моя помощница знак мне подаёт. Ну, успокойтесь же!

- Как-кой з-нак?.. – заикнулся клиент, обхватывая себя руками и мелко вздрагивая.

- А такой знак, что зелье готовить пора, - любезно объяснила Степанида. - Для врага вашего, стало быть.

- Я травить конкурента не буду! – окончательно перепугался клиент. – Это подсудное дело, уголовщина это! Не хочу!

Степанида опустила руку, так, чтобы Трёшка видела её из щели, что под печкой, и легонько сжала пальцы в кулак.

Из-под печки вытянулись две разноцветные лапы, рыжая и чёрная, и острые когти медленно, с жутковатым скрежетом, процарапали по деревянному полу, оставив на серых от старости половицах чёткие глубокие белые следы.

Клиент чуть с табуреточки не свалился, его аж передёрнуло, сердечного! Степанида прямо залюбовалась на него. Ишь, как его корёжит!

- Травить вам никого не придётся, - ласково зажурчала она, - зелье нужно вам, да, я его сварю, да, и вас угощу, да, и сама выпью, да, чтобы будущее прозрить и узнать, да, каким способом извести вашего врага наверняка, да, а вы выпьете – и сразу успокоитесь, да, и поймёте, что всё у вас хорошо, мил-человек, да, хорошо у вас всё, и будет ещё лучше, да, и всё получится, как вам и надо…

Словесный гипноз, или заговаривание с особыми «даканьями» – не путать с заговором, это другое, это, так сказать, предметное и конкретное! - как всегда, оказал своё расслабляющее воздействие. Клиент обмяк на табуреточке, веки его чуть опустились, взгляд стал отсутствующим, зрачки расширились, шея и плечи расслабились, и толстое его тело начало тихонько покачиваться… он словно заснул с полуоткрытыми глазами. Собственно, так и было.

- Трёшка! – тихо позвала Степанида. – Иди сюда.

Кошка выбралась из щели под печкой, подошла к Степаниде и уселась напротив неё, как давеча во дворе, аккуратно обернув хвостом разноцветные лапки. И опять Степаниде прямо в лицо уставилась своими разноцветными глазами.

- Хорошо службу сослужила, молодец, можешь молока напиться, - сказала ведьма и указала рукой на миску с молоком, стоявшую на лавке. – Работай и впредь так же хорошо!

Трёшка не сдвинулась с места. Она смотрела ведьме в лицо, не мигая, и вдруг словно бы нахмурилась. Беззвучно разинула пасть, показала острые клыки, захлопнула пасть, встала и шагнула к Степаниде, вздыбив шерсть на загривке.

- Ты чего это? – строго спросила ведьма. – Не голодна, что ли? Ну, поспи тогда! Или мышей полови, что-то их развелось больше, чем мне для зелий надобно.

Трёшка сделала ещё один шажочек вперёд, опять открыла пасть и громко зашипела на Степаниду.

- Да что с тобой такое, оглашенная ты кошара? – немного встревожившись, спросила Степанида и встала с лавки. – Или ты бешеная? Вроде, не похоже…

Трёшка присела на задние лапы, коротко мявкнула… и, пулей сорвавшись с места, взлетела в воздух и всеми четырьмя лапами вцепилась колдунье в лицо!

Вопли Степаниды, сразу ослепшей от залившей глаза крови, разбудили введённого в транс клиента. Он вздрогнул, повёл плечами, неуверенно встал с табуреточки, тупо повёл глазами в одну сторону, в другую…

И увидел страшную картину: взбесившаяся кошка буквально повисла на лице пожилой женщины в опрятном тёмном платье и чистом фартуке и, злобно завывая, принялась драть это лицо всеми четырьмя лапами в мелкие клочья! Из-под её когтей фонтанчиками брызнула во все стороны ярко-алая кровь, словно росписью запятнавшая половицы… Женщина вопила и пыталась сорвать со своего лица обезумевшую зверюгу, но у неё ничего не получалось.

Мужчина в городском костюме дико заорал во всё горло, вскочил, повалив табуреточку, спотыкаясь, мелко, неумело крестясь на ходу, кое-как вывалился из избы и на заплетающихся ногах рванул к своей машине. Мгновение – и машина на страшной скорости пронеслась по деревенской дороге, оставив за собою лишь взрыхлённый песок и надолго зависшую в воздухе пыль.

А Трёшка продолжала делать своё страшное дело, и пушистый её хвост, раздувшийся до неимоверной толщины, хлестал Степаниду по окровавленным ушам, по щекам, молотил по содрогавшемуся от ужасной боли затылку…

Невнятно что-то выкрикивая, Степанида дико закружилась по избе в этом танце боли и смерти. Посшибав с мест стул, кадушку, миски и прочие мелкие предметы, она всё же кое-как нащупала трясущимися руками дверь и, почти ослеплённая, выбралась за порог избы и свалилась с низкого крылечка на одну из своих куриц, не вовремя подошедшую к ступеньками в поисках случайного зёрнышка. Крик полураздавленной курицы слился с воплями Степаниды и утробным воем Трёшки в дикую какофонию. Степанида вслепую судорожно дрыгнула ногой, и покалеченная курица отлетела к забору, где через минуту, побив крыльями в пыли, и затихла, то ли мёртвая, то ли – почти.

- Аааа!... Атштань, Тр-рёш-ка… ат-пу-шт-иии… га-ди-нааа!.. – выла Степанида, захлебываясь собственной кровью, ничего не видя, ощущая всем телом, не только лицевыми мышцами и разодранными глазницами, дикую, режущую боль от кошкиных когтей. – Я… ни-ше-во… не виииииш-шу!.. Ааааа!..

Трёшка в последний раз глубоко рванула когтями окровавленную щёку Степаниды, выдрав кусок мяса, повисшего на лице ведьмы алым лоскутом, оттолкнулась всеми лапами и спрыгнула наконец на землю. Выть Трёшка не перестала, однако, и этот вой вдруг сложился в ушах Степаниды в следующую речь, страннее и ужаснее которой колдунья в жизни своей ещё не слышала:

- Сс-сстепанида-а… ты помниш-шь Ба-арсссика-а? Помниш-шь?..

Барсиком, вот так просто, непритязательно, как в старые добрые времена, звали последнего кота Степаниды. Отработав на ведьму своё, Барсик в прошлом месяце был заживо сварен в котле, став ингредиентом очередного колдовского зелья ведьмы…

- Бар-шик… - прошептала Степанида, оперевшись на подгибающиеся руки и пытаясь вдохнуть хоть немного воздуха. Она почти ничего не видела, что неудивительно – один её глаз повис «на ниточке», выдранный Трёшкой из глазницы, веки второго глаза и щека вокруг него были изодраны Трёшкой в кровавую труху, и что-то острое застряло в глазном яблоке, наверное, костистый «чехольчик» кошачьего когтя.

- Баааарс-ссссик! – провыла Трёшка. – Он… был… отцом… моих котят… а ты его СВАРИ-ИИИИИЛА-АААА!..

- Бар-шик… уш-шпел… пере-дать тебе… швой… дар… - пробормотала Степанида.

Руки её подломились, и она упала изувеченным лицом в пыльную траву.

- Ус-ссспел!.. – донеслось до Степаниды. – А тыыыы… не ус-ссспела пере-еееда-ааать ссссвой!.. Всссссё… кооо-ооне-ееец-сссс!..

Это было последним, что ведьма услышала в своей грешной земной жизни. Голова её дёрнулась раз, дёрнулась другой… и Степанида ушла. Совсем.

И попала прямиком туда, где и предполагала оказаться – в Ад. Но это уже другая история.

Трёшка уселась напротив её неподвижной головы, принюхалась… Коротко мяукнула – нет ответа.

Тогда Трёшка радостно взвыла, вскочила Степаниде на затылок, подняла мордочку к небу и запела торжествующую кошачью победную песнь, приплясывая всеми лапами на трупе поверженного ею врага!

Небо, уже чуть загустевшее – начинался ранний закат, – отразилось в разноцветных глазах Трёшки: рыжем, как апельсин, и зелёном, как спелая ягода крыжовника.

А потом оба глаза Трёшки медленно потемнели… их залила чернота… вот в этих непроницаемо-чёрных кошачьих глазах вспыхнули янтарные зрачки, состроились в узкие щели… и Трёшка, подняв пушистый хвост, соскочила с тела колдуньи и, не оборачиваясь, направилась в сторону густого леса.

Хвост Трёшки на ходу грациозно покачивался, и светился на его кончике беленький «фонарик», совсем как у лисы…

*************

Иллюстрация моя, нарисовала сама. ))


Изображение


© Copyright: Светлана Догаева, 2021
Свидетельство о публикации №121082006018
Моя страница на ПРОЗА.РУ: http://proza.ru/avtor/svetldog

Моя страница на СТИХИ.РУ: http://www.stihi.ru/avtor/svdogaeva
Аватар пользователя
Светлана-Тигра
 
Главный модератор
Сообщений: 7910
Зарегистрирован: Чт июл 03, 2014 6:03 pm

Сообщение Mihalis » Вт авг 24, 2021 7:06 pm

Светлана-Тигра писал(а):Иллюстрация моя, нарисовала сама. ))

Хорошо получилось! s2036
Не жди, что станет легче, проще, лучше. Не станет. Трудности будут всегда. Учись быть счастливым прямо сейчас. Иначе не успеешь.
Аватар пользователя
Mihalis
 
Великий Гуманоид
Сообщений: 5184
Зарегистрирован: Вс авг 27, 2017 2:04 am

Re:

Сообщение Светлана-Тигра » Ср авг 25, 2021 2:25 am

Mihalis писал(а):
Светлана-Тигра писал(а):Иллюстрация моя, нарисовала сама. ))

Хорошо получилось! s2036

Спасибо! ))
А сказка-то - получилась? )))
Моя страница на ПРОЗА.РУ: http://proza.ru/avtor/svetldog

Моя страница на СТИХИ.РУ: http://www.stihi.ru/avtor/svdogaeva
Аватар пользователя
Светлана-Тигра
 
Главный модератор
Сообщений: 7910
Зарегистрирован: Чт июл 03, 2014 6:03 pm

Сообщение Светлана-Тигра » Ср авг 25, 2021 7:05 pm

Жила-была вакцина
__________________

Эпиграф

Одну простую сказку, а может и не сказку,
А может, не простую, хотим вам рассказать - (с).
(Эдуард Успенский, «Пластилиновая ворона»)

****

Жила-была вакцина,
А может, не вакцина,
А может, неизвестно что,
Но вроде от ковид;

И нам её решили,
А может, не решили,
А может, всё же вколет
Наш доктор Айболит;

Она такая Пфайзер,
А может, даже Пфайффер?!
А может, просто Спутник,
Но тоже хороша:

Шприцы такие стройные,
Иголки очень тонкие,
Последствия – различные,
Но добрая душа!..

И нам её уколют,
А может, не уколют,
А может, обойдётся,
Не может – может быть?

А дяди в Гамалеи,
А может, и не дяди,
А может, то чиновник был
И всех велел привить?

А в общем, неизвестно,
А может, и известно,
Хотя уже понятно –
Болеют всё равно;

А если вдруг уволят,
А может, не уволят,
А отстранят всего лишь –
Такое вот кино…

Решайте, люди, сами,
А может, не решайте,
Но никому не верьте –
На всякий случай, да!

Смотрите по здоровью,
А может, по работе,
А может, просто в тундру?..
А может – ерунда!

Стихи мои такие,
А может, не такие,
А может, не стихи совсем,
Но написались вдруг;

А главное – здоровье,
Побочки и эффекты,
И даже конгруэнтность
И квадратуры круг;

Но вы не позволяйте
Колоть вам что попало,
А чтоб вам полегчало,
Вы уколитесь всё ж;

Пока что всё неясно,
Хотя, вообще-то, ясно,
Что всё индивидуйно –
То знает даже ёж!

Вот так же и с вакциной,
А может, и с ковидом,
А что всё это значит –
Когда-нибудь поймёшь!

© Copyright: Светлана Догаева, 2021
Свидетельство о публикации №121082506043
Моя страница на ПРОЗА.РУ: http://proza.ru/avtor/svetldog

Моя страница на СТИХИ.РУ: http://www.stihi.ru/avtor/svdogaeva
Аватар пользователя
Светлана-Тигра
 
Главный модератор
Сообщений: 7910
Зарегистрирован: Чт июл 03, 2014 6:03 pm

Сообщение Светлана-Тигра » Ср ноя 10, 2021 5:14 pm

"- У вас ус отклеился!"


1.


- Катя! Катя-я!.. Иди на площадку, начинаем!..

Этим воплем помрежа Туруханова, которого за громобойный голос съёмочная группа прозвала «иерихонцем», вот уже два месяца начиналось каждое моё рабочее утро. Голос у него и правда мощный – мёртвых поднимет, живых в гроб уложит.

Когда ВП – Великий Прот, Протасов Павел Петрович, режиссёр с полумировым именем – пригласил меня играть ведьму в его новом блокбастере, я решила, что он сошёл с ума.

Прот затеял снимать ужастик о празднике Хэллоуина в российской глубинке, что само по себе – идиотизм.

Про ночь Ивана Купалы, про «скотьего бога» Велеса, про Сварога или Перуна кино снимать – вот это было бы то, что надо! Древняя славянская мифология богата на такие жуткие истории, которые этим западным «хэллоуинцам» даже и не снились. Но ВП считал, что на фильме о древних славянских богах денег не заработаешь.

Ладно. Согласилась я. И даже привезла на съёмки своего личного кота Бублика, пушистого чёрного важного красавца, прирождённого актёра, с которым мы уже снялись в нескольких подобных «шедеврах».

И выехали мы с моим Бубликом в какую-то сельскую Тьмутаракань.

Уже почти два месяца артисты и технический состав съёмочной группы жили в передвижных вагончиках и питались в сборно-разборной столовке, которая вместе с персоналом кочевала за нами по городам и весям.

Съёмки проходили вполне успешно, но недавно возникло одно небольшое осложнение…


2.


Снимать ночь Хэллоуина утром – тоже один из «гениальных» замыслов Прота. Синие фильтры, красные фильтры, зелёные, даже чёрные и полосатые, клубы тумана из специальных туманных машинок, ветродуй, гром с молнией из специального устройства и прочая техника ждали, как и люди, его отмашки.

- Мотор! – выкрикнул Прот, и - понеслось!

Сцену, как я мило улыбаюсь детям, отсыпаю им кило конфеток в корзинку и ласковыми словами отгоняю их подальше от своего дома, где за моей спиной в виде сухого деревца стоит заколдованная мною девочка Света, мы отработали пять раз, пока Великий Прот не остался, наконец, доволен. Он отдулся, крикнул, что все свободны, и объявил перерыв на обед.

Проходя мимо кота Бублика, раньше меня завершившего свою работу в эпизоде и теперь важно возлежавшего на своей личной бархатной подушке, я искоса взглянула в его невозмутимые янтарные глаза. Он на миг прикрыл один глаз, зевнул во всю пасть и отвернул морду в сторону.

Я скромно пристроилась на складном стульчике у края стола и мирно хлебала диетический супчик, стараясь не закапать своё ведьминское платье, нарочно кое-где порванное, прожжённое на подоле и испачканное золой. Хотя могла бы и закапать, Прот оценил бы такой нюанс.

- Катя, к углу стола не садись, семь лет потом замуж не выйдешь! – пошутил, протискиваясь к свободному стулу, осветитель Барабанов.

- Василий Петрович, вы уже женаты, а другой мне никто не нужен, ни семь лет не нужен, ни все семьдесят! Так что придётся мне бобылкой свой век куковать, – отшутилась я, и Барабанов даже покраснел от удовольствия, красавчик такой.

Жаль, таланта у Барабанова – ноль целых, хрен десятых, с его бы внешностью русских богатырей играть или начальников высшего звена, полковника полиции, например, кладущего всего себя на алтарь борьбы с преступностью. А так – пришлось ему пойти в осветители, ибо кинематограф он с раннего детства любил до дрожи.

После обеда съёмки продолжились и затянулись до позднего вечера.

Я немного утомилась, грим то и дело размазывался от моих усилий, гримёрша Люсенька ходила за мной, как хвостик за собачкой, с коробкой гримировальных принадлежностей и прочими инструментами. Но в итоге мы отсняли почти всё, что запланировал нам на этот день Великий Прот, и ближе к ночи я устало плюхнулась на стул в своём вагончике и стёрла, наконец, с лица осточертевший грим.

Посмотрела на себя – натуральную - в зеркало и покачала головой.

- У вас ус отклеился… - тихонько сказала я своему отражению.

Отражение засмеялось и кивнуло.


3.


Скрежет когтей по двери вагончика прервал мои ироничные размышления на тему того, как должна выглядеть настоящая ведьма.

Представления Прота об этом отличались крайней степенью примитивности, но я никогда не спорю с начальством. Наша актёрская братия вообще считает меня - а это редкость для актёра и особенно для актрисы - спокойным, добрым, уживчивым человеком. Что само по себе весьма и весьма забавно.

Скрежет повторился, уже более настойчивый, и я негромко произнесла:

- Открыто, входи, о мой ассистент и посланец! – я хихикнула, зная, что Бублик терпеть не может пафоса. Просто мне захотелось кота своего немножко поддразнить.

Ассистент и посланец вошёл, приблизился к моему гримировальному столику с большим зеркалом и сел, аккуратно обернув чёрным пушистым хвостом чёрные лапки.

Из зеркала на меня пристально взглянули янтарные кошачьи глаза, и я спросила, погружая взгляд в отражение:

- Всё готово, Бублик?

- Мяв, - коротко мявкнул кот.

- Зови.

Бублик вздыбил шерсть на затылке и тихонько протяжно взвыл.

Дверь вагончика вновь отворилась, и на пороге возникла юная местная жительница, девочка Леночка из группы «хэллоуинят», как я их про себя называла. Она была в костюме летучей мыши, больше похожего на ободранную шкуру дохлой дворняжки, и явно робела, но крепилась.

Я развернулась к Леночке, склонила голову к левому плечу и ласково спросила:

- Итак, девочка Леночка, какие слухи ты имела наглость распространять среди жителей вашего посёлка? И зачем, скажи на милость, ты этим занималась?

Леночка сглотнула, переступила с ноги на ногу и шарахнулась от Бублика, когда тот уставился ей в лицо своими непостижимыми глазищами.

- Отвечай! - приказала я.

Леночка откашлялась и мученически возвела глаза к низкому потолку вагончика, словно взывая к небесам о помощи. Но, конечно, никакой помощи от потолка, равно как и от небес, она не получила. Что неудивительно.

- Мар-рум-ва, - недовольным тоном промяукал Бублик. – Мр-ри-йя!

- Никого я не запугиваю, - возразила я коту, - я просто спрашиваю, зачем такая хорошая девочка – ведь ты же хорошая девочка у нас, да, Леночка? – нагло врёт всем в глаза и заявляет, что актриса Екатерина Васильевна Пономарёва – настоящая ведьма?

Леночка перевела дыхание и осипшим от волнения голосом выдала:

- Я вас видела!

- Мр-ру-мм, - прокомментировал кот, но я отмахнулась от Бублика и очень ласково уточнила у Леночки:

- Видела? Ты? Меня? Где и когда?

- Вч… вчера, - чуть было не поперхнулась Леночка. – На речке… Вы русалок вызывали… и они приплыли. И вы дали им какое-то… задание. Только я не знаю, какое.

- Так… - я склонила голову к правому плечу. – На речке, значит? С русалками? С ума сойти можно! Ты же взрослый человек, Лена, - я заговорила твёрдым голосом и быстро махнула ладонью перед её лицом, - и прекрасно знаешь, что ни ведьм, ни русалок на свете не существует, не так ли?

- Вы же существуете, - и Леночка взглянула мне прямо в глаза.

Однако!

- Мр-ру-мм! – Бублик повысил голос и добавил: - Мр-рия-уу мня?

- Погоди-ка, милый Бублик… Похоже, девочка Леночка не так-то и проста, как нам с тобою видится, - медленно проговорила я.

Бублик коротко зашипел и выпустил когти, Леночка опять шарахнулась от него, оступилась, повернулась - и оказалась прямо напротив зеркала.

И замерла, заворожённо рассматривая тройное отражение в глубоком стекле – своё, моё и отражение кота Бублика.

Было отчего ей замереть, скажу честно.


4.


Кот Бублик, конечно, так котом и отразился, но на шее его – вернее, на шее у его отражения – возникла толстая золотая цепь, на которой болтался маленький золотой же ключик. А на голове кота сверкнул тонкий венец из переплетённых золотых веточек, складывавшихся в узор старинных рун.

Я же… ну, в семьсот с лишним лет можно уже не стесняться своего истинного облика, хотя я за собою, конечно, продолжаю и ухаживать, и красоту наводить-наколдовывать. Но всё равно, уже далеко не тот вид, что был лет, скажем, в триста.

Кожа у меня тёмная, пергаментного оттенка, морщинистая, само собой; волосы совершенно седые, нос… не то чтобы уж крючком, как в сказках про ведьм написано, но и не курносый, разумеется.

Бородавок, к счастью, у меня нет, усики не отклеиваются – потому что свои собственные, а вот сросшиеся на переносице седые брови кустятся, как мох лесной.

Зубы, правда, у меня белые и ровные, но давно уже не «родные». Никогда я не любила свои натуральные кривые жёлтые клыки, всё же, я – женщина, дама, а не зверь лесной и не оборотень. Не грех ведь - очаровать хорошего стоматолога, чтобы он безболезненно вырвал это кривое безобразие и сделал мне красивые зубы из дорогущей слоновой кости.

И среди всего этого вполне приличного для моего возраста облика – то яростно полыхающие, то таинственно мерцающие, как у кошки, совсем молодые, роковые ярко-зелёные глаза настоящей потомственной ведьмы.


Но больше всего Леночка не моего отражения испугалась, а своего. Потому что в глубоком-глубоком, как омут, зеркале она отразилась в виде… залитого кровью собственного трупа!

- Ак-хх… - захрипела она и протянула дрожащую руку к зеркалу. – Я… там… мёртвая!..

- И что? – невозмутимо спросила я, уже решив, как буду действовать в данных обстоятельствах и с учётом отражения Леночки в зеркале. Труп - так труп, в первый раз, что ли?..

Бублик прочёл мои мысли и недовольно промяукал:

- Мне-мне-ма-йюю-сссь!

- А я – не сомневаюсь! – отрезала я. – Время дорого, как говорит наш Великий Прот. У нас завтра опять съёмки спозаранку, мне ещё выспаться охота. Ты мне лучше скажи, старый мой соратник: как вообще самая обычная поселковая девчонка могла увидеть на речке меня и каких-то несуществующих в природе русалок? Меня, актрису Е.В. Пономарёву, белую, незамужнюю, гражданку РФ, 30-ти лет от роду – по паспорту, в смысле? Как?

- Мр-мр-рийя-мм, - и Бублик явственно пожал плечами.

Сама, мол, выясняй, подруга.

- Говори, Леночка, объясни нам свои странные поступки, - голосом школьной заведующей учебной частью строго приказала я.

- Мне не спалось… - тихо, словно в трансе, заговорила Леночка, - я как будто что-то услышала… как в кино про вампиров… какой-то звук… или песню… или зов… и тогда я встала с кровати… и пошла на речку… и увидела, как вы… летаете над водой… и собираете в круг русалок… и что-то им приказываете… и они кивают… а потом они скрылись в реке… а вы развернулись… прямо над рекой… и вы были без всякой метлы… и полетели сюда… и спустились на землю… и вошли в ваш вагончик… Всё.

Леночка замолчала. Стояла ровно, не отрывая глаз от трёх отражений, и молчала, словно превратилась в сухое деревце из нашего реквизита.

- Так, ладно, - проворчала я. – Дай-ка мне свой палец, Леночка… Любой палец. Кровушку твою нам проверить надобно.

Девчонка робко протянула мне руку.

Мой походно-полевой лабораторный наборчик всегда со мной, особенно когда мы со съёмочной группой выезжаем в такие вот глухие сёла, посёлки и деревеньки. Мало ли кто там из-под лесной коряги ночью вылезет или из обычного домика белым днём выйдет… Не всякая нечисть – друг, товарищ и брат ведьме, и я никогда об этом не забываю.

Кровь у Леночки оказалась с такой неожиданной примесью, о которой я и не подозревала, отчего брови мои поползли вверх, а глаза широко раскрылись.

Надо же – на таком расстоянии от Москвы встретить в обычном посёлке свою семиюродную пра-пра… многажды правнучку!

Сюрпрайз, однако! И весьма несвоевременный.

- Ну, и что делать будем? – обратилась я к Бублику.

- Мне-мня-мм-рр, ма-мма миу-мяк, - и Бублик вновь пожал плечами и распушил хвост трубой.

- Понятно, - кивнула я. – Ладно… Алтарь готовь. Сперва девчонку обработаем, потом - утопленника.

- Фум-мр-ря, - отчётливо выразился кот – зря, мол, но перечить мне не посмел и ловко выволок из-под моей походной кровати небольшую скамеечку, зацепив её когтями.

И тут вдруг Леночка медленно, с запинкой, произнесла:

- Ба-бу-ля… я хо-чу быть та-кой, как ты… Из-ви-ни, что рас-ска-зы-ва-ла лю-дям о те-бе… Всё рав-но, ник-то не по-ве-рил…

- Здрасьте – приехали! – вырвалось у меня, и Бублик недовольно зашипел. – Такой, как я, Леночка?! Да сколько тебе лет, дитя неразумное, и кто ты есть такая? Ты мне – седьмая вода на киселе, у меня наследниц-то близких, кровных – целая очередь, и никому я пока такой чести не оказала!

- Потому что никто из твоих пр-рямых близких р-родственниц р-русалок в р-реке ни р-разу не видел… - слегка подвывая, по-человечески проговорил мой Бублик, и стало ясно, что он говорит всерьёз, иначе высказался бы на своём родном кошачьем языке. – У них мя-мя-маловато способностей, ты же сам-ма-мма жаловалась мяу-мне!

- Ну, жаловалась, - я даже немного растерялась. – Ну и что?

- Сам-ма-мма знаешь – что… - Бублик отвернулся к окошку вагончика и уставился на великолепную полную Луну, в этот момент как раз бросившую на пол моего временного жилища яркий голубовато-серебристый луч.

- Ну, я не знаю, - теперь уже я пожала плечами, - сегодня ночь жертвоприношений, а не ночь обращения какой-то дальней моей родственницы в полноценную ведьму!

- Р-русалки всё сам-ми-ми сделают, утопят, кого ты им-мм заказала, с жер-ртвой всё будет в пор-рядке, мр-рия-уу! – высказался Бублик. – Обр-ращай девчонку, не тяни вр-рем-мя-уу, сам-ма-мма говор-рила, что съёмки р-рано утр-ром начнутся. Луна р-разрешает пр-ровести замену, утопленником завтр-ра зай-мяу-мёшься.

- Ладно, чёртушка с тобой, - согласилась я, наконец, и Бублик согласно кивнул: мол, уж кто-кто, а чёртушка-то с нами обоими всегда рядом ходит.

Я взглянула в зеркало. По волшебному стеклу скользнул летучий лунный луч, и я увидела, как отражение Леночки в виде залитого кровью трупа медленно истаивает, истончается в глубине зеркала, исчезает, и вместо него возникает отражение молодой, крепкой, здоровой девицы лет 25-30, очень похожей на меня в мои незабвенные триста лет.

- Так… всё понятно… убери пока алтарь, раз Луна замену разрешила, - приказала я Бублику. - Давай сюда чемоданчик с зельями и чёрные свечи зажги… Лена, встань вот сюда… и не бойся. Никогда не бойся – никого и ничего!..


5.

Ранним утром (очень ранним, часа на два раньше обычного срока побудки съёмочной группы) меня разбудил зычный голос Туруханова:

- Катя-я-я! Катя-я!.. Да Катя же!..

Кутаясь в лёгкое летнее одеяльце, я босиком выскочила из своего вагончика и, поставив ладонь над глазами «козырьком», спросила у нашего «иерихонца»:

- Что случилось, почему вы так кричите, Лев Геннадьевич?

- Барабанов вчера ночью утонул! Наш осветитель! - выкрикнул Туруханов мне буквально в лицо, и я отшатнулась.

- Да… да как же так… Барабанов?! Василий Петрович… утонул?! Как такое могло произойти?! – потрясённо спросила я, роняя одеяльце к своим стройным ногам и прижимая к высокой груди тонкие изящные руки.

Туруханов быстро-быстро заморгал, неожиданно узрев так близко от себя мои выдающиеся женские прелести, еле прикрытые полупрозрачной ночной рубашкой, но справился с собой, сквозь зубы приказал мне быстренько одеться поприличнее и бегом нестись на съёмочную площадку, где уже собрались все наши, потрясённые неожиданным известием о гибели осветителя Барабанова.

- Следователь прикатил из области, поспеши, Катя, - бросил он и помчался к вагончику актрисы Юльки Напрыгиной, трубно выкликая её имя на бегу, отчего с дерева над моей головой взлетела недовольная ворона и, хрипло каркая, словно передразнивая помрежа, полетела прочь.

- М-мну-у? – раздалось за моей спиной.

- Всё в порядке, Бублик, - прошептала я и повернулась, чтобы пройти в вагончик одеться. – Обряд прошёл как надо, полёт нормальный, Лена чувствует себя прекрасно. А следователя я зачарую, сам знаешь. Никто и не подумает, что у меня мог иметься какой-то мотив для утопления какого-то обыкновенного осветителя! Тем более, что вся съёмочная группа знает о его любви к ночным купаниям в речке.

- Мне-мня-мну-у, - в интонациях моего верного соратника явственно прозвучала ирония.

- А не надо было этому Барабанову, Василию этому Петровичу, козлу вонючему со смазливой рожей, напиваться на недавнем дне рождения нашего Великого Прота и пытаться полапать молодую «звезду», актрису Екатерину Пономарёву, за задницу! – резко ответила я Бублику. – Не для этого хама, валенка и гуся лапчатого моя задница на свет появилась семьсот с хвостиком лет тому назад!

Входя в вагончик, я краем глаза увидела Лену в группе детей-«хэллоуинят». Ребятишки под конвоем Туруханова дружно топали на площадку. Следователь и их будет расспрашивать, ясное дело - не видели ли они чего, не слышали ли…. Леночка тоже заметила меня, улыбнулась и помахала издали рукой. Выглядела она весёлой, крепкой, румяной и явно пребывала в приподнятом настроении. Ну и отлично.

Из Леночки явно выйдет толк, это я ещё ночью поняла, во время сложного обряда превращения её в настоящую ведьму. И она скажет следователю то, что мне надо.

Умничка она, моя семиюродная пра-пра – и ещё много «пра» - внучка!


- Вечером пригласишь Лену ко мне, поучим её, как с утопленной русалками жертвой работать, - отдала я приказание коту.

И пошла переодеваться и наводить на своё вполне юное свежее лицо 30-летней ослепительной женщины и актрисы выражение растерянности и скорби из-за ужасного известия о гибели осветителя Барабанова – бесталанного красавца, истинного «мачо», гада, хама и пса шелудивого…

Как говорится, солнышко теперь светит ярче и птички поют веселее – потому что мерзавца этого нет больше на нашем прекрасном белом свете!



6.


Вечером к моему вагончику притопал помреж Туруханов с огромным букетом в руках и с бутылкой шампанского в матерчатой авоське-«пенсионерке». Не смог, видимо, забыть мой утренний облик в ночной рубашонке…

Ну что ж. Посидим, выпьем, цветочки понюхаем.

Но пусть только попробует наш «иерихонец» лапы в моём направлении распустить! Пусть только попытается!

Пожалеет – и очень сильно пожалеет.


© Copyright: Светлана Догаева, 2021
Свидетельство о публикации №221111001369


Изображение
Моя страница на ПРОЗА.РУ: http://proza.ru/avtor/svetldog

Моя страница на СТИХИ.РУ: http://www.stihi.ru/avtor/svdogaeva
Аватар пользователя
Светлана-Тигра
 
Главный модератор
Сообщений: 7910
Зарегистрирован: Чт июл 03, 2014 6:03 pm

Сообщение Светлана-Тигра » Ср ноя 10, 2021 5:17 pm

Чёрный кот


Ночью на окошке дремлет чёрный кот,
Дремлет понарошку – он кого-то ждёт…
То ли крик совиный, то ли свет Луны
Навевают котику сказочные сны…

Вот в окно тихонько стукнула рука…
Спят его хозяева… Кот сказал: «Пока!»
Хвост трубой поставил, уши навострил,
Спрыгнул с подоконника – след его простыл.


Сквозь лесную чащу проберётся кот,
Там, в глубинке леса, ведьма его ждёт!
Будет она зелья странные варить,
Будет кот прислуживать, ведьма – ворожить…


Чьи людские судьбы переменит кот?..
Неизвестно. Спите! Кот к утру придёт,
Ляжет на окошко – как не уходил…
А ведь он, возможно, всё вам изменил,


И отныне в вашей маленькой судьбе
Больше вы не будете сами по себе!
Грянут перемены – словно невзначай…

-----

Человек: ты котика лучше привечай,
Не буди в нём зверя, не чини обид –
Это только кажется, что он крепко спит!


© Copyright: Светлана Догаева, 2021
Свидетельство о публикации №121111006222


Изображение
Моя страница на ПРОЗА.РУ: http://proza.ru/avtor/svetldog

Моя страница на СТИХИ.РУ: http://www.stihi.ru/avtor/svdogaeva
Аватар пользователя
Светлана-Тигра
 
Главный модератор
Сообщений: 7910
Зарегистрирован: Чт июл 03, 2014 6:03 pm

Сообщение Создатель Миров » Чт ноя 11, 2021 11:10 pm

Хорошее стихотворение! :395:
Империя - надежный оплот стабильности и процветания. При гениальном и суровом Императоре.
Аватар пользователя
Создатель Миров
Фан: Граф де Кобордо
 
Site Admin
Сообщений: 4103
Зарегистрирован: Вс янв 26, 2014 7:03 pm

Re:

Сообщение Светлана-Тигра » Пт ноя 12, 2021 1:13 am

Создатель Миров писал(а):Хорошее стихотворение! :395:

Спасибо. ))

А сказка как тебе?
Моя страница на ПРОЗА.РУ: http://proza.ru/avtor/svetldog

Моя страница на СТИХИ.РУ: http://www.stihi.ru/avtor/svdogaeva
Аватар пользователя
Светлана-Тигра
 
Главный модератор
Сообщений: 7910
Зарегистрирован: Чт июл 03, 2014 6:03 pm

Сообщение Светлана-Тигра » Сб ноя 27, 2021 2:58 pm

Откуда?..
_________________

Откуда мы что-то знаем, откуда слова берутся?..
Мне непонятно это
Совместное удивление:
Мы же не удивляемся
Этим, в эфире плывущим, частотным
Радиоволнам - откуда-то они льются;
Квази-деньгам из байтов, а может быть,
И из битов;
И всем этим электронам,
Что в проводах шныряют, толпятся там и толкутся,
А есть и какие-то герцы...
Что мы за странные "перцы"!

Откуда слова для песен
Или стихов берутся?
Они возникают из воздуха,
Из "Мирового Эфира",
Они в душе зарождаются
И прямо из сердца льются.

© Copyright: Светлана Догаева, 2021
Свидетельство о публикации №121112704923
Моя страница на ПРОЗА.РУ: http://proza.ru/avtor/svetldog

Моя страница на СТИХИ.РУ: http://www.stihi.ru/avtor/svdogaeva
Аватар пользователя
Светлана-Тигра
 
Главный модератор
Сообщений: 7910
Зарегистрирован: Чт июл 03, 2014 6:03 pm

Сообщение Создатель Миров » Сб ноя 27, 2021 7:51 pm

Точно! Прямо из сердца!! s2041
Империя - надежный оплот стабильности и процветания. При гениальном и суровом Императоре.
Аватар пользователя
Создатель Миров
Фан: Граф де Кобордо
 
Site Admin
Сообщений: 4103
Зарегистрирован: Вс янв 26, 2014 7:03 pm

Сообщение Mihalis » Сб ноя 27, 2021 9:03 pm

Светлана-Тигра писал(а):Откуда?..

Светлана, восторг! s2041 s2036
Не жди, что станет легче, проще, лучше. Не станет. Трудности будут всегда. Учись быть счастливым прямо сейчас. Иначе не успеешь.
Аватар пользователя
Mihalis
 
Великий Гуманоид
Сообщений: 5184
Зарегистрирован: Вс авг 27, 2017 2:04 am

Сообщение Светлана-Тигра » Сб ноя 27, 2021 10:49 pm

Mihalis

Спасибо. ))
Моя страница на ПРОЗА.РУ: http://proza.ru/avtor/svetldog

Моя страница на СТИХИ.РУ: http://www.stihi.ru/avtor/svdogaeva
Аватар пользователя
Светлана-Тигра
 
Главный модератор
Сообщений: 7910
Зарегистрирован: Чт июл 03, 2014 6:03 pm

Re:

Сообщение Mihalis » Вс ноя 28, 2021 3:53 pm

Светлана-Тигра писал(а):Mihalis

Спасибо. ))

Не за что! s2036 s2036 s2036
Не жди, что станет легче, проще, лучше. Не станет. Трудности будут всегда. Учись быть счастливым прямо сейчас. Иначе не успеешь.
Аватар пользователя
Mihalis
 
Великий Гуманоид
Сообщений: 5184
Зарегистрирован: Вс авг 27, 2017 2:04 am

Пред.

Вернуться в Пишем прозу



Кто сейчас на форуме

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1